Стоит тот дом всем жителям знакомый

Стоял тот дом, всем жителям знакомый - RestoRunner

стоит тот дом всем жителям знакомый

Weed, HASH, XTC, Ecstasy «Стоял тот дом, всем жителям знакомый, - ведь Высоцкий писал именно о таком доме: дом стоит на склоне обрыва. Он, впрочем, стоит и сейчас. Правда, без весомой части фасада, с шумом и грохотом обрушившейся прямиком на тротуар в минувшую. Побывал вечером на собрании жителей дома, что стоит на перекрестке Желябова (Адмиралтейской) и Свердлова. Самый центр города. Первый этаж.

Однако чем черт не шутит - вдруг подарок восточных соседей из гранита и мрамора высотой в метра и в самом деле обладает некоей магической силой, способной сблизить наши народы. Кстати, легенд об этом поистине уникальном сооружении ходит немало.

По сей день рассказывают жуткие небылицы - мол, в одну из стен по оплошности заживо замуровали одного из советских строителей и теперь здесь неустанно бродит его дух.

Бунтующий, кстати, из-за разговоров о намерении снести сооружение. Или о том, что вдоль стен подвалов на постоянной основе установлено несколько тяжелых советских танков, которые в любой момент могут вмешаться в ситуацию.

Ну, а в самой глубине подземных недр имеется гигантское противоатомное убежище Совсем, как в песне Владимира Высоцкого: Но что-то в этом доме оказалось - на третьем этаже Более двух часов мы бродили по самым таинственным закоулкам Дворца. Узкими лестницами спускались в подвалы, проходили через какие-то помещения, построенные еще с мыслью о предстоящим в далекие годы визите Сталина, и, уже почти потеряв ориентир, выходили совершенно в неожиданном месте, куда посетителей, как правило, не допускают.

По ходу осмотра, мне рассказали, что сразу после войны СССР предложил полякам выбор - построить целый жилой квартал в разрушенной столице или же возвести один высотный супер-дворец. Тогдашние власти выбрали наиболее с их точки зрения престижный вариант - высотку на манер тех, что стоят в Москве. Как известно, высокого гостя так и не дождались в польской столице.

Но свято место пусто не бывает! Предназначенные для него покои мебель, к слову, сохранилась с тех самых времен весьма понравились Леониду Брежневу, который Варшаву жаловал. Для него также предусмотрели особые возможности, о которых мало кто. Например, в любой момент лимузин советского генсека мог выехать незамеченным из ворот высотки.

Понятно, что здание должно было находиться под контролем. Рассказывают, что Зырянова невозможно было застать в штабе. Он всегда был на какой-нибудь заставе, всегда в делах, в разъездах.

Павел Иванович прожил в доме на Семеновской не больше года. В м его перевели в столицу, и в течение 20 лет он возглавлял советские пограничные войска. Первый и главный Первым директором музея был военный историк, подполковник Виктор Катунцев. По словам его бывших подчиненных, роль этого человека не только в создании, но и в современном состоянии музея, в сборе коллекции, в работе над материалами огромна.

Три этажа памяти Столько места занимает постоянная экспозиция музея. Исторический отрезок, отраженный на ее стендах, - от Пекинского Айгунского договора до наших дней. Как известно, до революции и интервенции на российском Дальнем Востоке погранвойск в Приморье как бы и не. Их функции выполняло уссурийское казачество, что до сих пор является предметом гордости их потомков. Но с новой властью изменилась не только государственная идеология.

И казаки - за сочувствие и содействие, а точнее, за верность короне Российской империи - были сброшены с парохода современности.

стоит тот дом всем жителям знакомый

Но осталась память - в экспонатах музея. Копии документов, уникальные фотоматериалы, реконструкцию быта первых хранителей дальневосточных рубежей России теперь можно увидеть в музее погранвойск. Но именно в е годы происходило становление пограничной службы в Приморье такой, какой мы ее знаем. Никита Федорович и его Индусы Кто не знает великого героя Карацупу? Пограничника-дальневосточника, Героя Советского Союза, задержавшего нарушителей государственной границы.

Кто не слыхал о его преданном боевом товарище по кличке Индус? Кажется, именно с этой собаки были списаны образы, будоражившие сознание советских мальчишек, - всяческие Мухтары, Джульбарсы, пограничные псы Алые Но мало кто знает, что собак у Карацупы в разное время было пятеро, а кличка у них у всех была одна.

Но самое удивительное, ни один из Индусов не был чистокровной овчаркой. Первый, например, был, простите за жесткий кинологический полуофициальный термин, "ублюдком" - помесью овчарки и крупной дворняги. Нашел его где-то под мостом в году молодой еще Никита Федорович, принес на заставу, а там и обучил ловить нарушителей. В эту ночь решили самураи Одна из самых драматичных страниц в истории приморского пограничья - Хасанские события года.

Те самые, что были воспеты в песнях, ставших народными. Помним ли мы своих героев? На снегу кувыркаются волки, Превратившись в живую мишень.

Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников - матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков. Не на равных играют с волками Егеря, но не дрогнет рука!

Оградив нам свободу флажками, Бьют уверенно, наверняка. Волк не может нарушить традиций. Видно, в детстве, слепые щенки, Мы, волчата, сосали волчицу И всосали - "Нельзя за флажки! Наши ноги и челюсти быстры. Почему же - вожак, дай ответ - Мы затравленно мчимся на выстрел И не пробуем через запрет?

Волк не должен, не может иначе! Вот кончается время. Тот, которому я предназначен, Улыбнулся и поднял ружье. Я из повиновения вышел За флажки - жажда жизни сильней! Только сзади я радостно слышал Удивленные крики людей. Рвусь из сил, из всех сухожилий, Но сегодня - не так, как вчера!

Обложили меня, обложили, Но остались ни с чем егеря! Написана после появления в советской печати статей с резкой критикой песен Владимира Высоцкого. Окончательный вариант песни был использован в спектакле Театра на Таганке "Берегите ваши лица". Вот ты работаешь, сидишь ночью. Потом песня с тобой - иногда она мучает месяца по два. Когда "Охоту на волков" писал - она меня замучила. Мне ночью снился - один припев. Я не знал, что буду писать. Два месяца звучало только: Вот я сажусь за письменный стол с магнитофончиком и гитарой и ищу строчку.

Сидишь ночью, работаешь, подманиваешь вдохновение. Творчество - это такая таинственная вещь, что-то вертится где-то там, в подсознании, может быть, это и вызывает разные ассоциации.

И если получается удачно, тогда песня попадает к вам сразу в душу и западает в. Потом песня все время живет с тобой, не дает тебе покоя, вымучивает тебя, выжимает, как белье, - иногда она мучает тебя месяца по два.

Когда я писал "Охоту на волков", мне ночью снился этот припев. Я не знал еще, что я буду писать, была только строчка "Идет охота на волков, идет охота. Через два месяца - это было в Сибири, в селе Выезжий Лог, мы снимали там картину "Хозяин тайги" - я сидел в пустом доме под гигантской лампочкой, свечей на пятьсот, у какого-то фотографа мы ее достали. Золотухин спал выпимши, потому что был праздник.

Я сел за белый лист и думаю: В это время встал Золотухин и сказал мне: Я все понял и потом, на следующий день, спрашиваю: На самом-то деле, я тебе честно признаюсь, мне ребятишки вчера принесли из дворов медовухи, а я им за это разрешил залечь в кювете и на тебя живого смотреть". Вот так, значит, под дулами глаз я и написал эту песню, которая называется "Охота на волков". Вот так проходит работа над песней, и авторской она называется именно потому, что ты все делаешь сам - от "а" до "зет".

Cm Cm6 D7 припев: Идет о хота на волков, идет о хота! D7 Gm Cm На серых хищников - матерых и щен ков. Cm Cm6 Gm Кричат за гонщики, и лают псы до рвоты. Gm Cm6 Gm Кровь на сне гу и пятна красные флаж ков. Cm Cm6 D7 Волк не может нарушить традиций. Cm Cm6 D7 Волк не может, не должен иначе! D7 Gm Вот кон чается время мо е. Cm6 D7 Идет о хота на волков, идет о хота! А вот прошла вся в синем стюардесса, как принцесса, Надежная, как весь гражданский флот.

Над Мурманском - ни туч, ни облаков, И хоть сейчас лети до Ашхабада. И вот опять дают задержку рейса на Одессу - Теперь обледенела полоса. А в Ленинграде с крыши потекло, И что мне не лететь до Ленинграда? В Тбилиси - там все ясно и тепло, Там чай растет, но мне туда не. Я слышу - ростовчане вылетают! А мне в Одессу надо позарез, Но надо мне туда, куда три дня не принимают И потому откладывают рейс. Мне надо, где сугробы намело, Где завтра ожидают снегопада. А где-нибудь все ясно и светло, Там хорошо, но мне туда не надо!

Отсюда не пускают, а туда не принимают, Несправедливо, муторно, но вот - Нас на посадку скучно стюардесса приглашает, Похожая на весь гражданский флот.

стоит тот дом всем жителям знакомый

Открыли самый дальний закуток, В который не заманят и награды. Открыт закрытый порт Владивосток, Париж открыт, но мне туда не. Взлетим мы - распогодится. Напрягся лайнер, слышен визг турбин. Но я уже не верю ни во что - меня не примут, У них найдется множество причин. Мне надо, где метели и туман, Где завтра ожидают снегопада.

Открыты Лондон, Дели, Магадан, Открыли все, но мне туда не надо! Я прав - хоть плачь, хоть смейся, но опять задержка рейса,- И нас обратно к прошлому ведет Вся стройная, как ТУ, та стюардесса - мисс Одесса, Доступная, как весь гражданский флот. Опять дают задержку до восьми, И граждане покорно засыпают. Мне это надоело, черт возьми, И я лечу туда, где принимают! Париж открыт, но мне туда не. Взлетим мы - можно ставить рупь за сто - теперь запреты снимут. Фрагмент песни вошел в пьесу А.

Штейна "Последний парад" и спектакль Московского театра сатиры по этой пьесе, Здесь раньше вставала земля на дыбы, А нынче - гранитные плиты. Здесь нет ни одной персональной судьбы - Все судьбы в единую слиты. А в Вечном огне виден вспыхнувший танк, Горящие русские хаты, Горящий Смоленск и горящий рейхстаг, Горящее сердце солдата. У братских могил нет заплаканных вдов - Сюда ходят люди покрепче. На братских могилах не ставят крестов, Но разве от этого легче?.

Использована в кинофильме "Я родом из детства". А потом, в самом конце фильма, когда к стене, которая вся выщерблена пулями и снарядами, подходят женщины, с высохшими глазами, выплаканными, и кладут цветы на могилу погибших, мы сделали песню с голосом Марка Бернеса.

Я с ним дружил в конце его жизни. Это был действительно удивительный человек, который, правда, ценил по-настоящему авторскую песню. И это производило удивительный эффект, потому что мы, например, получили письмо от одной женщины. Она потеряла память, когда на ее глазах повесили двух сыновей. И она посмотрела это кино в больнице, и написала нам письмо, что она вспомнила, где это случилось с ее детьми. И Бернесу было письмо, и на студию на минскую. Мы построили эту декорацию - этого не.

Но вот такое было на нее воздействие, этих вот слов, бесхитростной совсем мелодии, и, конечно, голос Бернеса, который весь из тех времен, и еще изображение. И видимо, что-то у нее Так что, видите, что может делать песня, которая очень точно нашла свое место в картине, в кино, как она может действовать Иногда мне присылают письма и спрашивают на выступлениях: Я тоже прихожу в недоумение, потому что и сам забыл.

Я начинаю, значит, где-то искать, достаю с нижней полки, смотрю, восстанавливаю - и вдруг вижу, что эту песню еще можно петь: Отряхнешь пыль, переменишь какие-то слова, переменишь немножечко музыку, чего-то допишешь, потому что хозяин - барин, и снова поешь. Так что песне, в отличие от человека, можно продлить жизнь. У песен счастливее судьба, чем у людей, потому что хороший, достойный человек очень много волнуется, нервничает, беспокоится за своих близких и помирает раньше, чем плохой.

А вот плохой человек дольше живет, потому что он мало тратится А с песней наоборот - песня, если она того стоит, может жить долго. Вот, например, песня "Братские могилы" была на пластинке, в кино, в театре, и, казалось бы, все уже отыграно, отработано, а я ею всегда начинаю концерты, почти каждое выступление.

Так что песня живет. Джон Ланкастер в одиночку, преимущественно ночью, Чем-то щелкал, в чем был спрятан инфракрасный объектив, - А потом в нормальном свете представало в черном цвете То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив.

Клуб на улице Нагорной стал общественной уборной, Наш родной Центральный рынок стал похож на грязный склад. Но работать без подручных - может, грустно, может - скучно. Враг подумал, враг был дока, - написал фиктивный чек. И где-то в дебрях ресторана гражданина Епифана Сбил с пути и с панталыку несоветский человек. Епифан казался жадным, хитрым, умным, плотоядным, Меры в женщинах и в пиве он не знал и не.

Так случиться может с каждым, если пьян и мягкотел. Надо сесть, связать шофера, разыграть простого вора, А потом про этот случай раструбят по Би-Би-Си. Оденьтесь свеже, и на выставке в Манеже К вам приблизится мужчина с чемоданом. А за это, друг мой пьяный,- говорил он Епифану,- Будут деньги, дом в Чикаго, много женщин и машин Да, до этих штучек мастер этот самый Джон Ланкастер. Но жестоко просчитался пресловутый мистер Пек.

Дом, всем жителям знакомый

Обезврежен он, и даже он пострижен и посажен. А в гостинице "Советской" поселился мирный грек. Bm E7 Bm Но работать без подручных - может,Bm грустно, может - скучно. F7 Враг по думал, враг был дока, -F7 Ab напи сал фиктивный чек.

Bm F7 Bm И. Ab Ab7 Db -Не хо тите ли че решни? Ebm Ab7 Db Обезврежен он, и дажеDb он пострижен и посажен. Не дают мне больше интересных книжек, И моя гитара - без струны, И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, И нельзя мне солнца, и нельзя луны.

Мне нельзя на волю - не имею права, Можно лишь от двери - до стены, Мне нельзя налево, мне нельзя направо, Можно только неба кусок, можно только сны.

Сны про то, как выйду, как замок мой снимут, Как мою гитару отдадут. Кто меня там встретит, как меня обнимут И какие песни мне споют? Эти песни были бесхитростные, была, вероятно, в это время потребность в простом общении с людьми, в нормальном, не упрощенном разговоре со слушателями. На них обязательно были следы торопливости, это мои мысли, которые я привозил из своих поездок, а рифмовал их для простоты, чтобы не забыть.

В каждой из первых песен была одна, как говорится, но пламенная страсть: Это - о друзьях, это очень мне близко: Так оно, в общем, и осталось: Am E7 Am В меня стрелял поутру из ружей целый взвод.

стоит тот дом всем жителям знакомый

За что мне эта злая, нелепая стезя? Мой командир меня почти что спас, Но кто-то на расстреле настоял, И взвод отлично выполнил приказ, Но был один, который не стрелял.

Кострома | Стоял тот дом, всем жителям знакомый - БезФормата - Новости

Судьба моя лихая давно наперекос,- Однажды "языка" я добыл, да не донес. И особист Суэтин, неутомимый наш, Еще тогда приметил и взял на карандаш. Он выволок на свет и приволок Подколотый, подшитый материал, Никто поделать ничего не смог. Нет, смог один, который не стрелял. Рука упала в пропасть с дурацким криком "Пли! Расстреливать два раза уставы не велят. А врач потом все цокал языком И, удивляясь, пули удалял, А я в бреду беседовал тайком С тем пареньком, который не стрелял.

Я раны, как собака, лизал, а не лечил, В госпиталях, однако, в большом почете. Ходил в меня влюбленный весь слабый женский пол: Наш батальон геройствовал в Крыму, И я туда глюкозу посылал, Чтоб было слаще воевать ему, Кому?

Тому, который не стрелял. Я пил чаек из блюдца, со спиртиком бывал, Мне не пришлось загнуться, и я довоевал. В свой полк определили.